...За окном шел снег. Тихий, легкий, укутывающий в белоснежный саван само время, само бытие. Будто мириады невесомых звезд вдруг спустились с небес и покрыли отжившие миры плотным, безмолвным ковром былых воспоминаний...

— Да уж — сказал я вслух, ни к кому не обращаясь, и откладывая книгу — вот же задумка. Мысли мелькали вокруг небывалого действа, фантазируя и по-своему додумывая сюжет, переданный случайно прочитанным автором. Хотелось что-то внезапно написать, сочинить, что-то сделать или что-нибудь съесть. Прошелестела фольга шоколадной конфеты, стало сладко и вкусно. Взяв клочок ваты, я завернул ее обратно в обертку и, окинув взглядом новогоднюю красавицу, подвесил «конфету» на ветку украшенной, пахучей елки.

Канун Нового года. Как всегда щемило в груди от предвкушения сказочного праздника. Праздника, с которым познакомившись ещё в детстве, навсегда несешь в сердце сквозь года и ощущения веру в чудо. Праздника, что прилипал к рукам ароматной, хвойной смолой и радовал глаз разноцветным конфетти. Чуда, что бликами фейерверков отражалось в глазах, унося в миры волшебные и манящие...

Я вздрогнул, вырвавшись из наваждения сказочных чувств. Скоро шумная ватага друзей наполнит гомоном пространство вокруг меня и унесет в веселье, навстречу с мечтами, загаданным под бой курантов.

Я подошел к окну. За окном шел снег. Тихий, легкий, укутывающий в белоснежный саван само время, само бытие. Будто мириады невесомых звезд вдруг спустились с небес и покрыли отжившие миры плотным, безмолвным ковром былых воспоминаний...

Что-то вдруг почудилось — тревожное, едва уловимое. Я повернулся, схватил пальто, и на ходу просовывая руки в рукава, выскочил на улицу. Оставляя глубокие следы в только что выпавшем снегу, я добежал до середины дороги и, замерев, прислушался к тишине. Уже осознав краем сознания, что происходит, но боясь убедится в этом и впустить догадку в сознание, я зажмурился. Сделал несколько шумных вздохов и, запрокинув голову, открыл глаза. Надо мной было черное небо. Жуткое предсказание прочтенной книги обрело свое исполнение.

Последние звезды отрывались от небосвода и паря падали на землю. Страх охватил меня, я упал на колени и, не веря в происходящее, запрокинул голову, широко раскрыв глаза, стал с ужасом наблюдать за концом света... Очередная звезда-снежинка опустилась мне прямо на глаз и за миг до того как растаяла, передала всю память своей многомиллионнолетней жизни.

Миллиарды существ в этот миг в воспоминаниях звезды родились и умерли, бессчетное количество жизней влюбилось и рассталось, вспыхнули и унеслись прочь войны и сожаления, рассыпались в прах чьи-то внеземные амбиции и мечты. Очередная звезда «уколола» глаз холодом и я увидел еще одну историю, еще один миллиард лет ворвался в мою память. Это была звезда, где обитали знания и не нашедшие применения, растаяли в тепле моего ужаса.

Я задохнулся от пережитого и, с трудом поднявшись с колен, закричал...

Не понимая, что делаю, стал собирать снежинки-миры в охапку, собирая мириады и столько же роняя. Поднял глаза к черному небу и стал вновь и вновь ловить, ловить, ловить взглядом умирающие грезы.

Мир за миром вонзался в мою память, терзая чувства. Жизнь за жизнью срывалась с небосвода, переполненного буйством эмоций. Бесконечностью своего многообразия врывались в мою душу, чьи-то эпохи, оставляя безудержные всплески чьей-то радости, чьей-то боли, чьи-то бесчисленные секунды, дни, года и века.

В очередной раз я пришел в себя лежа на спине, погрузившись в снег или в вечность. Из глаз текли слезы, слезы счастья, слезы печали, слезы всего сразу, со всей необъятной вселенной...

А потом я почувствовал как от небосвода, обреченно, оторвалась наша планета, кружа и порхая устремилась в никуда. Но я уже знал, что через мгновение длиною в жизнь, мы растаем в чьих-то молящих, запрокинутых к небу глазах. Я знал, что увидят эти глаза. Всю нашу жизнь, все мгновения от начала веков и вдруг безудержно захотелось, чтобы то, что они увидят, вызвало у них лишь слезы радости, слезы счастья, слезы надежды, веры и любви...
***
Где-то, что-то взорвалось, усыпав ночное небо фейерверком разноцветных огней. Я вздрогнул, проснувшись в кресле с книгой в руке. В дверь настойчиво звонили, слышался смех и крики: «Эй, открывай!». Я вскочил, споткнулся о тапочки и, торопливо подбежав к двери, распахнул её, впустив друзей.

— С наступающим тебя-я-я-я!!! — закричали друзья и, обнимая, целуя, жутко шумя, внесли в квартиру мороз и радость.
— Что с тобой? — смеялись они — Ты в порядке?
Бом… Прозвучали куранты.
— За что выпьем? — шумели веселые гости, деловито занимая пространство вокруг новогодней елки.
Бом…
— Загадывайте желания!
Бом…
— А давайте — сказал я — А давайте загадаем и выпьем, за каждое мгновение счастья в нашей жизни, за каждый радостный вздох, за нежную вечную любовь и пусть добра в наших сердцах будет столько, сколько снежинок сейчас за окном.
Бом...бом...бом...
Я посмотрел в окно и вдруг почувствовал как где-то за горизонтом небосвода, мне подмигнули вселенские, бесконечно добрые, все понимающие глаза.

С наступающим Новым годом!
Сидор Дмитрий.
Автор может писать и для вас, обращайтесь:
sidor.dima@yandex.ua