Начало статьи здесь.

Меня это тревожило. Я хотела набрать вес до нужной отметки, соответствующей моему росту.

Ответ на главный вопрос

Он пришел ко мне нежданно-нагаданно, причем оттуда, где и не догадалась искать раньше. Заинтересовалась я как-то темой заболеваний. Говорят, все болезни от нервов, а конкретней? Стала глубже изучать тему психосоматики. И что Вы думаете, нашла ответ на проблему своей худобы. На каком-то форуме увидела консультации девушки по психосоматике заболеваний, увидела название книги «5 травм, которые мешают быть самим собой» автора Лиз Бурбо. Скачала. Начала читать. Самая первая глава оказалась ответом на мой главный вопрос «Почему я худая? Почему не набираю вес?». В книге описываются эти самые 5 травм, заявленные в заголовке книги.

Открытие не было для меня удивлением, несмотря на то, что назвала это открытием. Из пяти травм, описанных в книге, я обнаружила у себя первую. Роковую. Называется она травма отвергнутого. Что это значит?

Почему я худая?

я худаяХудое тело как бы старается занять меньше места, оно, как будто пытается ускользнуть, не быть здесь. Не присутствовать, чтобы не страдать. В этой книге Лиз говорит, что травма отвергнутого переживается с родителями своего пола. Т.е. зарождение этой травмы происходит в детстве. Читая это, я вспомнила, как не любила когда мама отводила меня в детский сад и готова была бы на все лишь бы не ходить туда. Мне не хватало мамы, я хотела быть с ней, рядом, чувствовать ее тепло, заботу, внимание, любовь, но мама шла на работу и по пути заводила меня в это злосчастное место. Однажды я даже попробовала сбежать. Безуспешно. Представляете, как должно быть плохо ребенку, который решился бежать? Мне было там до жути не комфортно, плохо, одиноко… Я никогда не была полной или упитанной, я всегда была худенькой. Подсознательно я чувствовала себя отвергнутой, но, будучи ребенком, я не понимала этого. Ведь я любила маму безусловной любовью, как любой ребенок.

Школьные годы пролетели в уютной психологической обстановке – папа с нами не жил, мама была одинока и все свое время посвящала нам с сестрой. Мы с мамой были подругами – она всегда выслушает, поддержит, подбодрит. Когда я училась в 10 классе, мама познакомилась с мужчиной и через некоторое время стала с ним вместе жить. Первое время нас всех все устраивало. Потом он начал выпивать и настраивать маму против нас. Такая своеобразная ревность к детям. Наверное потому, что сам он рос в детдоме. Когда я познакомилась с будущим мужем, мамин сожитель стал склонять ее к тому, чтобы та выгнала, выписала, «удалила» меня с родительской квартиры и та, словно под гипнозом, выполняла все его прихоти. Когда она начала эту войну против меня, которая совпала с появлением в моей жизни соперницы, я стала худеть. Все то время, пока мы не уехали и продолжались ее нападки я была «кожа да кости». Когда мы уехали (а я все же выписалась из маминой квартиры) между нами установились хрупкие, но какие-никакие дружественные отношения. В это время я немного поправилась. Потом сожитель умер и его место занял другой человек, который также хотел избавиться от меня и мама снова, как «заколдованная Элла» плясала под чужую дудочку. И тогда я снова худела.

Причина оказалась в отвержении меня моей матерью и чтобы не страдать, я как будто бы пыталась исчезнуть. Мое тело об этом мне говорило.

Лиз Бурбо говорит:

Роль родителя одного с нами пола заключается в том, чтобы научить нас любить – любить себя и давать любовь.


Родитель противоположного пола должен научить позволять любить себя и принимать любовь.

Как только я поняла причину своей худобы, увидела ее, прочувствовала, осознала, ВДРУГ что-то случилось. Я заметила, что джинсы, в которых я часто ходила и которые последнее время на мне висели, как на палке, перестали спадать и постепенно начали облегать по фигуре. Я поняла, что снова поправляюсь. Это приятная новость.

И из этого я сделала вывод:

Чтобы сдвинуться с мертвой точки, нужно найти истинную ПСИХОСОМАТИЧЕСКУЮ причину, осознать ее и принять. И тогда ситуация сама начнет меняться, без Вашего участия. Я связалась с той девушкой на форуме, которая консультировала и она подтвердила мою догадку – для того, чтобы процесс исцеления пошел в гору, нужна осознанность, видение истинной причины.

Для того, чтобы исцелить травму, нужно принять ее. «Что нужно принять? — говорит Лиз, — Прежде всего тот факт, что все то, чего ты опасаешься со стороны других или в чем их упрекаешь, ты сам причиняешь другим, а особенно – самому себе. Приятие, таким образом, является пусковым механизмом, с которого начинается процесс выздоровления».

И если у Вас такая же проблема, проанализируйте свои отношения с мамой. А лучше прочитайте эту книгу Лиз Бурбо.

Арина Могучая (эксперт в области жизненной трансформации, гармоничных отношений и «экологичного» воспитания)