Было жарко, было так жарко, что нападающие гибли тысячами, так и не добравшись до обороняющихся. Но на месте тех, кто пал появлялись два-три новых врага. Этот процесс наводил страх на запуганных и встревоженных участников сражения.

Новые волны атакующих уничтожали округу, оставляя после себя разрушения, совершенно не испытывая страха перед тем, что оборона также наращивала мощь, увеличивая свои ряды новыми воинами, готовыми вступить в, казалось бы, неравный бой.

Битва шла третий день. Иногда поле боя сотрясалось какими-то мощными толчками, сопровождающимися резкими звуками и нападающие радостно бросались в атаку. Защита не дремала и стойко сдерживала натиск, окружая каждого, кто проникал вглубь их территории. Но бесчисленные ряды врагов пополнялись все новыми и новыми бойцами, оборона кое-где начала сдавать позиции, уступая место для распространяющейся как «заразе» оккупации.

Округа страдала, привычные цвета свежести сменили багрово-серые пульсирующие скопления, которые подпитывали нападающих своей энергией и обжигали защитников отравляющим смогом.

Волны нападающих будто неумолимый прилив атаковали все, что видели, не оставляя шансов тем несчастным, которые случайно отставали от защитников. А защитников было меньше, но они отстаивали свою территорию, что придавало им сил, но этого было недостаточно. Кольцо врагов сжималось, и количество толчков с глухими звуками участилось, как и сотрясение всего, что было вокруг.

У обороны было только одно преимущество. С каждым набегом вражеских сил они учились и видоизменялись, отращивая новые оборонительные приспособления, которые разили врага нещадно, но для того чтобы обрести новую силу не хватало буквально немного времени, а враг продолжал теснить количеством.


Когда бой уже перешел в неравные локальные стычки, вдруг из-за горизонта появилась тоненькая светлая полоска, и по мере её приближения стало видно, что это вовремя подоспевшее подкрепление, которое не только уничтожало врагов, но и не позволяло на их месте появляться другим. Это было эффектно, это было победоносно. По мере продвижения исчезали с поверхности округи воспаленные участки, все реже содрогался мир от толчков с резкими звуками. Жар исчез, а на месте еще недавнего побоища стало тихо и очень спокойно.

***

Девочка открыла глаза и тихим, но уже окрепшим голосом позвала: «Ма-а-ам, дай мне, пожалуйста, попить воды».

Мать прибежала тотчас, потрогала лоб ребенка, протянула стакан воды и очередную таблетку от гриппа. Кашель исчез, как и температура. Девочка впервые за три дня улыбнулась и попросила маму почитать ей сказку.

Сидор Дмитрий
Автор может писать и для вас, обращайтесь: sidor.dima@yandex.ua