Мы смотрели друг на друга долго. Он был желтым, а мне так хотелось выговориться. Он рассказал, как был маленьким, а огромный мир мчался мимо. Как ему докучал ветер, и одолевали мысли.

А потом он повзрослел, и ему стало все интересно. Я как мог, рассказывал о своей жизни, а он замерев вглядывался мне в глаза.

желтый

Я рассказал, как женился, а спустя время, сам не понимал, что мы нашли друг в друге. Она любила телевизор, а я звезды, она читала глянцевые журналы, а я утирал слезы, листая Экзюпери.

Ей не было дела до рассветов, а я не мог представить свою жизнь без дождя. Ей был чужд запах горящих осенних листьев, и уж точно не интересовало, куда мчится вселенная.

Желтый внимательно слушал, а потом спросил, люблю ли я воду? Я не ответил, а он вдруг затараторил, что вода – это чудесная субстанция, которая протекая через тело, дает не только живительную влагу, но и способствует росту клеток.

Я не перебивал, а он все тараторил про солнечные лучи, которые приносят столько наслаждения, что просто хочется зажмуриться и подпевать какую-нибудь мелодию в такт улыбкам и мыслям о счастье. Оказалось, он не любил ветер и холод, зато с удовольствием наблюдал, как приходит ночь.

Я смотрел на него и замечал, сколько у нас с ним общего. Он поднял мне настроение и тот факт, что скоро подойдет жена меня не сильно тревожил. Я с удовольствием слушал его треп, отвлекаясь от мыслей, что жена принесет документы о разводе.

Нет, я совершенно не переживал, ведь это нужно было уже давно сделать, наоборот я хотел поскорей избавиться от ненавистного прошлого и вернуться к пледу, горячему чаю и запаху книг. Ведь мы были слишком разные.

С Желтым было весело, и мы наперебой делились своими внутренними мирами. Он говорил о своих философских умозаключениях, а я цитировал Ницше.


Желтый иногда замолкал, а потом яростно вступал в спор о том или ином суждении. Он со многим был не согласен и говорил, что мы все слишком усложняем. За то время, что мы провели вместе, он научил меня обычным радостям и тому, что не стоит себя утруждать мыслями о будущем.

Послышался звук приближающихся каблуков. Желтый стих. Подошла жена и с сарказмом спросила, что это у меня в руке?

Я посмотрел на желтую, с красноватым отливом, всю в замысловатых прожилках «пятерню» кленового листа и ответил что это лист. Просто желтый лист.

Фыркнув, она бросила папку с документами на скамейку и, сказав «Чао» удалилась.

Желтый молчал. Я аккуратно положил его туда, где я его подобрал и медленно побрел жить. Настроение было великолепное, хотя небольшой осадок все же остался, но и он в скором времени улетучится.

На выходе из парка я увидел девушку, которая держала в руках желтый листок и беззвучно шевелила губами. Я подошел, поздоровался с ней… потом с Листом и пригласил в кино. Она согласилась.

Сидор Дмитрий