Время над тобой не властно, дорогая

сказала я себе, посмотрев еще раз с улыбкой в зеркало. Затем легко подхватила сумочку и на тоненьких шпильках весело выбежала за дверь.

На улице пахло весной, деревья нежились в солнечном тепле, и казалось, что весь мир, радуясь этому, преобразился. Вот она – жизнь! Небо с парящими на нем облаками, ветер, целующий нежно тебя в щеки и Ты – стройная, молодая, гордая. Уверенность в завтрашнем дне, наслаждение от каждой прожитой минуты и вера в то, что жизнь создана для счастья – все это читалось в серых, как цвет грозового неба, глазах. И кто бы мог подумать, что еще совсем недавно, ты залечивала раны от несчастья и предательства, и что эти глаза смотрели на мир затуманенным взором и сквозь пелену слез. Да, все это было, и все уже в прошлом.

А теперь, ты, словно выживший мотылек, летишь над землей, любуясь каждым распустившимся цветком, потому что знаешь – что этого могло бы и не быть. А вернее все могло исчезнуть, если бы ты не стала заставлять себя бороться с трудностями, отвоевывать себе место под солнцем.

Это была неравная схватка. Ты, такая беззащитная и хрупкая, и черная бездна, которая в один миг проглотила все – семью, работу, привычный образ жизни, перебросив тебя в иное измерение, в котором все нужно было начинать сначала.

Сейчас, идя по улице с гордо поднятой головой, ты вспоминаешь, как тяжело было распрямить плечи и подняться с колен. Вспоминаешь, как ты металась в чужом для тебя городе в поисках хоть какой-нибудь работы, потому что у тебя на руках был ребенок. Как негде и не за что было жить, и только лишь благодаря родителям у тебя были хоть какие-нибудь деньги. Помнишь, как стыдливо ты брала их с рук матери, не смея спросить, откуда они у нее, ведь по-иному ты все равно поступить не смогла бы. Тебе нужно было платить за жилье, отдавать ребенка в школу и покупать ему еду. А у тебя не было еще даже работы. Ты с жутким содроганием сердца вспоминаешь, как ютились ночью со своим мальчишкой на одном матрасе в уголке комнаты, потому что в съемной квартире ничего не было. Как на кухне стояли в одиночестве стол и две табуретки, да еще новенькая газплита, готовить на которой тебе приходилось через силу...

Да, жизнь залепила тебе еще ту пощечину. Ты вернулась, как птица с подбитыми крыльями туда, откуда вылетела счастливая и безмятежная. И все словно сделало паузу, остановилось.

Твой дом детства, твой город. Все такое родное и все в тоже время чужое. Новая работа, новые люди. Ты выходишь на улицу и понимаешь, что ищешь среди них лица тех, кто, кто остался там, в другой жизни.

Но…

Но не стоит огладываться назад.

Не стоит топтаться на месте в ожидании чуда, нужно продолжать идти дальше, выстраивая своими руками новую жизнь.

Ведь, кто не борется, кто не повторяет себе постоянно «Все изменится. Все будет хо-ро-шо, надо лишь перетерпеть еще чуть-чуть», тот не выходит победителем. Порой казалось, что какая-то неведомая сила помогала собирать в одно целое разбросанные пазлы жизни в иную, наполненную красками, светом, картину.

Жизнь не бывает без трудностей, без преодолений препятствий. Сегодня ты плачешь, а завтра ты находишь то, что дает тебе силы для радости. Важно научиться жить с верой в лучшее, с верой в себя. И когда ты, улыбаясь, встретишь новые испытания, ты обязательно выйдешь победителем и возьмешь очередную высоту.

Не стоит обижаться на жизнь, ведь она может обидеться взамен. Все, что мы преодолеваем, все, что нас испытывает на прочность, дано неспроста. Теряя, мы понимаем бесценность радости, счастья, любви, и уже в будущем перестаем размениваться по мелочам. Мы начинаем беречь то, что есть, запоминаем каждый новый день, видим красоту вокруг себя.

Трудности не отнимают, трудности дают возможность посмотреть на мир иными глазами, переосмыслить свои поступки, свой внутренний мир, найти свое место под солнцем…

Я свое нашла. Но даже сейчас, с радостью встречая новый день, я помню, что нужно беречь и оберегать то, что есть у тебя сейчас.

И верить, верить в то, что впереди тебя ждет только лучшее, и никакие трудности это не отнимут.

Ирина Тагиева

* * *

Иллюстрация Sophie Griotto